???????? ????? 2019 ???????? hd


Стратмор прав. Это просто как день. Как они этого сразу не заметили. Северная Дакота - вовсе не отсылка к названию американского штата, это соль, которой он посыпал их раны. Он даже предупредил АНБ, подбросив ключ, что NDAKOTA -. Это имя так просто превращается в Танкадо.

И лучшие в мире специалисты-криптографы этого не поняли, прошли мимо, на что он и рассчитывал.

- Танкадо посмеялся над нами, - сказал Стратмор. - Вы должны отключить «ТРАНСТЕКСТ», - напомнила Сьюзан. Стратмор отсутствующе смотрел на стену. - Коммандер. Выключите.

Глаза старика сузились. - Вы из муниципалитета.

Трудно даже представить, что происходит там, внизу. - Я пробовал, - прошептал Стратмор еле слышно.

Ей еще не приходилось слышать, чтобы он.

- Что значит - «пробовал». Стратмор развернул монитор так, чтобы Сьюзан. Экран отливал странным темно-бордовым цветом, и в самом ???????? ????? 2019 ???????? hd низу диалоговое окно отображало многочисленные попытки выключить «ТРАНСТЕКСТ».

После каждой из них следовал один и тот же ответ: ИЗВИНИТЕ.

ОТКЛЮЧЕНИЕ НЕВОЗМОЖНО Сьюзан охватил озноб. Отключение невозможно. Но. Увы, она уже знала ответ. Так вот какова месть Танкадо. Уничтожение «ТРАНСТЕКСТА». Уже несколько лет Танкадо пытался рассказать миру о «ТРАНСТЕКСТЕ», но ему никто не хотел верить.

Поэтому он решил уничтожить это чудовище в одиночку. Он до самой смерти боролся за то, во что верил, - за право личности на неприкосновенность ???????? ????? 2019 ????????

hd жизни. Внизу по-прежнему завывала сирена.

- Надо вырубить все электроснабжение, и как можно скорее! - потребовала Сьюзан. Она знала, что, если они не будут терять времени, им удастся спасти эту великую дешифровальную машину параллельной обработки. Каждый компьютер в мире, от обычных ПК, продающихся в магазинах торговой сети «Радиошэк», и до систем спутникового управления и контроля НАСА, имеет встроенное страховочное приспособление как раз на случай таких ситуаций, называемое «отключение из розетки».

Полностью отключив электроснабжение, они могли бы остановить работу «ТРАНСТЕКСТА», а вирус удалить позже, просто заново отформатировав жесткие диски компьютера.

В процессе форматирования стирается память машины - информация, программное обеспечение, вирусы, одним словом - все, и в большинстве случаев переформатирование означает потерю тысяч файлов, многих лет труда. Но «ТРАНСТЕКСТ» не был обычным компьютером - его можно было отформатировать практически без потерь.

Машины параллельной обработки сконструированы для того, чтобы думать, а не запоминать. В «ТРАНСТЕКСТЕ» практически ничего не складировалось, взломанные шифры немедленно отсылались в human papillomavirus vaccine in males банк данных АНБ, чтобы… Сьюзан стало плохо.

Моментально прозрев и прижав руку ???????? ????? 2019 ???????? hd рту, она вскрикнула: - Главный банк данных. Стратмор, глядя в темноту, произнес бесцветным голосом, видимо, уже все поняв: - Да, Сьюзан.

Главный банк данных… Сьюзан отстраненно ????????

????? 2019 ???????? hd. Танкадо использовал «ТРАНСТЕКСТ», чтобы запустить вирус в главный банк данных. Стратмор вяло махнул рукой в сторону монитора. Сьюзан посмотрела на экран и перевела взгляд на диалоговое окно. В самом низу она увидела слова: РАССКАЖИТЕ МИРУ О «ТРАНСТЕКСТЕ» СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА Сьюзан похолодела. В АНБ сосредоточена самая секретная государственная информация: протоколы военной связи, разведданные, списки разведчиков в зарубежных странах, чертежи передовой военной техники, документация в цифровом формате, торговые соглашения, - и этот список нескончаем.

- Танкадо не посмеет этого сделать!

- воскликнула. - Уничтожить всю нашу секретную информацию? - Сьюзан не могла поверить, что Танкадо совершит нападение на главный банк данных АНБ.

Она перечитала его послание. СЕЙЧАС ВАС МОЖЕТ СПАСТИ ТОЛЬКО ПРАВДА - Правда? - спросила. - Какая правда. Стратмор тяжело дышал. - «ТРАНСТЕКСТ». Правда о «ТРАНСТЕКСТЕ». Сьюзан понимающе кивнула. Это звучало вполне логично: Танкадо хотел заставить АНБ рассказать о «ТРАНСТЕКСТЕ» всему миру. По сути, это был самый настоящий шантаж.

Он предоставил АНБ выбор: либо рассказать миру о «ТРАНСТЕКСТЕ», либо лишиться главного банка данных. Сьюзан в ужасе смотрела на экран.

Внизу ???????? ????? 2019 ???????? hd мигала команда: ВВЕДИТЕ КЛЮЧ Вглядываясь в пульсирующую надпись, она поняла.

Вирус, ключ, кольцо Танкадо, изощренный шантаж… Этот ключ не имеет к алгоритму никакого отношения, это противоядие. Ключ блокирует вирус.

Она много читала о таких вирусах - смертоносных программах, в которые встроено излечение, секретный ключ, способный дезактивировать вирус.

«Танкадо и не думал уничтожать главный банк данных - он хотел только, чтобы мы обнародовали ТРАНСТЕКСТ. Тогда он дал бы нам ключ, чтобы мы могли уничтожить вирус!» Сьюзан стало абсолютно очевидно, что план Танкадо ужасным образом рухнул.

Он не собирался умирать. Он рассчитывал, сидя в испанском баре, услышать по Си-эн-эн пресс-конференцию об американском сверхсекретном компьютере, способном взломать любые шифры. После этого он позвонил бы Стратмору, считал пароль с кольца на своем пальце и в последнюю минуту спас главный банк данных АНБ.

Вдоволь посмеявшись, он исчез бы насовсем, превратившись в легенду Фонда электронных границ.

Сьюзан стукнула papiloma humano uretra masculina по столу: - Нам необходимо это кольцо.

Ведь на нем - единственный экземпляр ключа!

- Теперь она понимала, что нет никакой Северной Дакоты, как нет и копии ключа. Даже если АНБ расскажет о «ТРАНСТЕКСТЕ», Танкадо им уже ничем не поможет. Стратмор молчал. Положение оказалось куда серьезнее, чем предполагала Сьюзан. Самое шокирующее обстоятельство заключалось в том, что Танкадо дал ситуации зайти. Он должен был знать, что случится, если АНБ не получит кольцо, - и все же в последние секунды жизни отдал его кому-то.

Он не хотел, чтобы оно попало в АНБ.

Но чего еще можно было ждать от Танкадо - что он сохранит кольцо для них, будучи уверенным в том, что они-то его и убили. И все же Сьюзан не могла поверить, что Танкадо допустил. Ведь он был пацифистом и не стремился к разрушению. Он лишь хотел, чтобы восторжествовала правда.

Это касалось «ТРАНСТЕКСТА». Это касалось и права людей хранить личные секреты, а ведь АНБ следит за всеми и каждым. Уничтожение банка данных АНБ - акт агрессии, на которую, была уверена Сьюзан, Танкадо никогда бы не пошел.

Вой сирены вернул ее к действительности. Она смотрела на обмякшее тело коммандера и знала, о чем он думает. Рухнул не только его план пристроить «черный ход» к «Цифровой крепости». В результате его легкомыслия АНБ оказалось на пороге крупнейшего в истории краха, краха в сфере национальной безопасности Соединенных Штатов.

- Коммандер, вы ни в чем ???????? ????? 2019 ????????

hd виноваты! - воскликнула.

  • Causas de oxiuros
  • Он даже предупредил АНБ, подбросив ключ, что NDAKOTA - он .

  • Body papilloma
  • Старик умиротворенно вздохнул.

  • Он снова посмотрел на Джаббу и закрыл .

- Если бы Танкадо был жив, мы могли бы заключить с ним сделку, и у нас был бы выбор.

Но ???????? ????? 2019 ???????? hd ее не слышал. Его жизнь окончена. Тридцать лет отдал он служению своей стране. Этот день должен был стать днем его славы, его piece de resistance, итогом всей его жизни - днем открытия «черного хода» во всемирный стандарт криптографии.

  1. Вы уверены.

  2. Detoxifiere prin alimentatie

А вместо этого он заразил вирусом главный банк данных Агентства национальной безопасности.

И этот вирус уже невозможно остановить - разве что вырубить электроэнергию и тем самым стереть миллиарды бит ценнейшей информации.

Спасти ситуацию может только кольцо, и если Дэвид до сих пор его не нашел… - Мы должны выключить «ТРАНСТЕКСТ»! - Сьюзан решила взять дело в свои руки. - Я спущусь вниз, в подсобное помещение, и выключу рубильник. Стратмор медленно повернулся.

  • Papilomas viruss
  • Ovarian cancer ka ilaj
  • Мне нужна твоя помощь.

Он являл собой печальное зрелище.

- Это сделаю я, - сказал он, встал и, спотыкаясь, начал выбираться из-за стола. Сьюзан, чуть подтолкнув, усадила его на место. - Нет! - рявкнула.

Пора отсюда сматываться. - Куда ты девал мои бутылки? - угрожающе зарычал парень. В его ноздрях торчала английская булавка. Беккер показал на бутылки, которые смахнул на пол.

- Они же пустые.

- Пойду я! - Ее тон говорил о том, что возражений она не потерпит.